Таисия Пьянкова: романтика беспризорности? Лагерный быт!

Написал admin, 21-01-2017, 13:54 | Написано в Жизнь / СМИ

Известная сибирская сказительница Таисия Пьянкова из года в год не перестает поражать богатством литературного языка, который у Таисии Ефимовны славится неповторимой поэтичностью. Недавно писательница выпустила уже седьмой сборник. И тем поразительно, что детство дарительницы чуда было отнюдь не безоблачным, если даже не сказать — жестоким

За правдой на крыше вагона
Возможно, мало кто читал автобиографическую повесть Пьянковой «Я — дочь врага народа», в которой писательница поведала обо всех самовольствах и преступлениях, творящихся в детских домах в военное и послевоенное время, откуда юная Пьянкова убегала постоянно (а сменила она аж семь интернатов!).
Уже с детского возраста Таисия не была ослеплена идеологическими лозунгами, умела отличать правду от лжи, понимать человека с тонкостью психолога, смело отвечать на унижения и давать сдачи «вожакам». А стихи девятилетней Пьянковой можно вполне принять за творения взрослого поэта.
И поэтому хотелось бы сегодня поговорить именно о той Пьянковой, которую никто не знает, равно как и попытаться найти даже в реалистической повести присущие настоящей литературе эстетические вкрапления.
Отца Таисии Ефимовны расстреляли как врага народа. Мать, не выдержав горя, умерла. И будущая писательница запомнила навсегда слова бабушки: «Если Сталин уничтожает таких людей, как твой отец, то он сам и есть враг народа».
В отношении тоталитарного правления у Пьянковой в повести есть замечательный символический момент: героиня (в которой Пьянкова изобразила саму себя) поджигает церковь, превращенную в место под выборы — как бы освобождая тем самым церковь от опалы. Знаменательно, что горят не только портреты вождей, но и дверные балки падают ровно крест-накрест, закрывая тем самым вход.
 Параллельно с подобной «чисткой» в детском доме происходят два самоубийства: и воспитательницы, и воспитанника: они тоже очищаются от скверны жестокости, посеянной руководством детдома и развеянной распустившейся молодежью.
Как призналась писательница «ЧС», все описанные в повести события, включая самые жестокие сцены, — правда. Переиначены лишь имена. И это при том, что автор включила в повествование далеко не все.
Неправдоподобным разве что выглядит в повести момент ознаком-ления героини директором школы (один из редких положительных персонажей) с написанными от руки письмами Ильича, адресованными Дзержинскому и Крыленко, в которых тот четко приказывает: «Расстрелять!». Тем не менее, как заверяет сама Пьянкова, эти письма действительно каким-то чудом оказались на руках директора.
Унижения человеческой личности, доходящие до преступлений в сибирских детских домах, по эйфории и накалу страстей даже не сравнятся с «романтикой» лагерного быта, описанного в рассказах Солженицына. В повести Пьянковой смотрящие на творящееся зверство жители окрестных деревень так и вопрошают: «И чо ж у них в детдому-то деется? — Чо деется! Тюрьма деется!».
Здесь и казарменный быт, и дедовщина с непременными «темными», вплоть до смертоубийства, и голод из-за воровства руководителей, и доносы, и трагические столк-новения с обитателями тайги, и педерастические наклонности воспитателей, включая факты изнасилования.
Однако, пройдя все испытания, героиня Пьянковой (собственно она сама) не потеряла совести и не опустилась до беспричинной агрессивности. Вот она покидает детдом и едет в Москву к Сталину (с наивностью ребенка полагая реальной встречу с ним). Ради этой затеи даже сбегает от хороших людей, задумавших ее удочерить. Однако задерживается, когда возникает необходимость ухаживать за ребенком-инвалидом, которому фашист отрубил обе кисти рук. А находясь ранее в детском доме, спасает от угара детей.
В повести есть даже сцена, когда героиня вынуждена прятаться в собачьей конуре и кушать из миски. Однако это не романтическая попытка повторить путь Джен Эйр, которая терпела подобные лишения из-за любви. Это РЕАЛЬНЫЙ мир, в котором довелось просуществовать выдающейся сибирской писательнице. Мир, где беспризорность вследствие побега из детского дома являлась неким островком спасения.

— Таисия Ефимовна, вы в самом деле поехали к Сталину на крыше вагона?
— Да. И меня тогда захотел удочерить милиционер. С тех пор я милиционеров так полюбила! (смеется)

— Из-за сталинских репрессий, наверное, вам как дочери «врага народа» был заказан путь в высшее учебное заведение?
— Единственное, куда я пыталась попасть, было Татарское педагогическое училище. И меня даже туда не приняли: там все знали мою семью, знали, что я — дочь врага народа. Только потом, когда уже в Новосибирске работала на заводе, поступила на заочное в мос-ковское училище на художника-оформителя.

— Неужели описанные в вашей книге преступления так и оказались безнаказанными?
— Последний воспитатель, желающий меня изнасиловать, который потом все-таки изнасиловал мальчика, и он от этого утопился, а следом и медсестру (она тоже покончила с собой — застрелилась), остался безнаказан. По крайней мере за время моего пребывания в интернате.

— Вы тоже были доведены до отчаяния: подожгли церковь, отравили свинью, разодравшую ребенка по наводке одного дрянного мальчишки…
— Все правда. Только если вот про свинью потом узнали, то о том, кто подпалил церковь, никому так и не стало известно. Так что если вот сейчас съездить в район, встретить очевидцев — моих ровесников — они сильно удивятся!

— Вы, конечно, читали Анатолия Приставкина. Его рассказы о детдомовских мытарствах оказали какое-то влияние? Может, в своем внутреннем надрыве.
— Не-е-ет! На меня никто никогда никакого влияния не оказывал. Меня даже в школьных постановках не хотели задействовать: слишком любила все делать по-своему. А в поэзии если и есть какая-то перекличка, то с Есениным, и то уже в поздних стихах, взрослых — вы их не знаете.

— Можно представить, насколько прекрасны ваши поздние стихи, если уже в девятилетнем возрасте вы обладали такой тонкой лиричностью и проникновением, не говоря уже о словарном запасе. Неужели те по-настоящему взрослые стихи, приведенные в вашей повести, вы написали будучи ребенком?
— Да, мне говорили, что мои стихи были вполне взрослыми. И тем не менее именно в девять лет моя способность к поэзии высказалась особенно. У нас просто в семье все были книгочеи. Я была самая маленькая. И когда все уходили на работу, лезла в эти книги. Почему-то больше всего интересовали энциклопедии. Поэтому к тому времени набор слов у меня был достаточно широкий. Мне, например, очень нравилось раскладывать слова, по-своему их толковать. Так, слово «коммунисты» я раскладывала как «кому не стыдно», а «победа» — как «по бедам» — в смысле «идущие по беде».

— В повести вы признаетесь, что стихи вам словно кто-то диктовал свыше…
— Однако записывать было некуда. Письменные принадлежности отнимали. Приходилось многое запоминать. Я забиралась под кровать, чтобы меня никто не пугал и не трогал, и начинала сочинять.

Случайностей не бывает
Разговор о том, что стихи Пьянковой приходили свыше, мы затронули не зря. В подтверждение чего служит случай, произошедший с писательницей не так давно.
— Закончила я писать сказы. Думаю, как хорошо-то: люди вновь получат отдохновение (я ведь халтуру не умею гнать). Иду по улице — а ночь была те-е-мная! И вдруг прямо на меня с неба упала звезда. Такое впечатление было, что она меня сейчас ударит. Огромная яркая звезда! С этого и начался новый цикл сказов «Онегина звезда».

— Я прочитала ведущий сказ в этом цикле, давший название книге. Судя по образу космического корабля и пришельца, вы решили прикоснуться к жанру фантастики?
— У меня просто было стремление создать какое-то правдоподобие событий.

— Кстати, что касается правдоподобия: известно, что сюжеты для своих сказов вы черпаете из народных поверий жителей Кыштовского и Северного районов. Чем при-
влекательны именно эти места в плане фольклорного материала?
— Там в основном прошло мое осознанное детство. Я хорошо знаю тайгу. Будучи по составу своей души бунтаркой, я уходила в тайгу часто: любила и люблю одиночество. В основном в тайге и жила. И сейчас мое село тоже немножко в таежном крае находится. Я здесь поэтому и решила поселиться (Таисия Пьянкова живет в селе Усть-Чем Искитимского района — «ЧС»). Тут хороший бор.

— Я также слышала, что в краях вашего детства жил Бажов…
— Да, он работал учителем в школе в Северном районе, в селе Бергуль.

— …но при этом ничего для своих сказов из Сибири не почерп-нул. Почему?
— Наверно, все мне оставил.
Прочитав вслух следующие стихи шестиклассницы Таисии Пьянковой, детдомовский доктор обратился к другим воспитанницам: «Когда-нибудь вы станете гордиться тем, что жили рядом с автором этих строк!»:

Пахнет дымом и навозом,
Куры квохчут у плетня,
Хороводятся березы
В звоне мартовского дня.
Снег парует ли на крыше,
Воробьи ль дерутся в прах —
От восторга у мальчишек
Небо плавится в глазах!
На дворе теленок пегий
Юбку бабкину жует,
В нетерпении телега
Колесом о землю бьет.
Ночи день сегодня равен —
Пляшет солнце на сосне,
И колодезный журавль
Поклоняется весне!

          ***
А это уже строки отчаяния:
Подстрелили оленуху на заре,
Тяжко стонет оленуха на траве.
Облака плывут как льдины в вышине,
Воробей тихонько плачет на сосне,
Волк матерый завывает на ходу:
— Потерпи немного — скоро я приду-у…
А вот еще на тему несправедливого суда:
Убили медведицу! Просто убили!
И люди как будто бы добрыми были.
И, силясь понять отношение взрослых,
Скулил медвежонок, прижавшись к березке…

Пьянкова, возможно, скромничает: есенинская напевность присутствует уже и в ее детских стихах:
Что-то будет, что-то ждется!
Что? Не знаю, но ко мне
Звонким голосом несется
Весть о будущей весне…

Ну и наконец последнее — похоже, самое любимое у самого автора (оно не раз звучало в повести «Я — дочь врага народа»):
День какой! Веселый да хороший!
Словно чьей-то сильною рукой
Был кусочек солнца с неба сброшен
И разбит на влажной мостовой.


Яна ДОЛЯ,
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО» № 29 (756), 27.07.2011 г.
http://www.chslovo.com/index.php?idst=16328.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии к записи

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.